Литература

Вильгельм Кюхельбекер Греческая песнь

«Греческая песнь» - Стихотворение Вильгельма Кюхельбекера Название: Вильгельм Кюхельбекер Греческая песнь
Формат книги: fb2, txt, epub, pdf
Размер: 9.5 mb
Скачано: 984 раз

«Греческая песнь» - Стихотворение Вильгельма Кюхельбекера
«Греческая песнь». Стихи Вильгельма Кюхельбекера написаны в 1821 году. » Века шагают к славной цели; Я вижу их: они идут! Уставы власти...

Вильгельм Кюхельбекер Греческая песнь

Юноша с свежей душой выступает на поприще жизни, полный пылающих дум, дерзостный в гордых мечтах с миром бороться готов и сразить и судьбу и печали! Но, безмолвные, ждут скука и время его сушат сердце, хладят его ум и вяжут паренье. Известно, что кюхельбекер пытался читать эти стихи на могиле чернова. Душу будить! Шумная радость мертва бытие в единой печали, в горькой любви, и в плаче живом, и в растерзанном сердце! - вдруг закачал заскрипевшею елию ветер я, вздрогнув, очи подъял! Всюду и холод и блеск.

Когда нависнет мрак ненастный и над твоею головой, пусть об руку с надеждою и верой, как пр адресат, михаил афанасьевич дохтуров врач, путешественник, поэт. На крылах печали любовью к вам несусь из темной дали. Бог с ними! Пользы нет тужить вдвоем умолкну, милый именинник! Очнулся я, и нет уже картин, какими тешило меня воображенье подъемлю взоры я по-прежнему один склоняю слух кругом уединенье.

Полиона тужит между диких скал! К песне тихой и печальной преклонял я жадный слух из страны, казалось, дальной прилетел бесплотный дух! Он оставил ночь могилы раз еще взглянуть на свет только край родной и милый даст ему забвенье бед! На горах среди туманов я встречал толпу теней, полк бессмертных великанов ратных, бардов и судей - вечный рим, кладбище славы, я к тебе летел душой! Но встает раздор кровавый, брань несется в рай земной! Гром завоет зарев блески ослепят унылый взор ненавистные тудески ниспадут с ужасных гор смерть из тысяч ружей грянет, в тысяче штыках сверкнет не родясь, весна увянет, вольность, не родясь, умрет! Васильковою лазурью здесь пленяют небеса под рушительною бурью здесь не могут пасть леса здесь душа в лугах шелк х! Что ж закон судеб суровых шлет сюда и месть и страх? Все жестоким укоризна, что здесь сердцу говорит! Иль не здесь любви отчизна? Иль не это сад харит? Здесь я видел обещанье светлых, беззаботных дней но и здесь не спит страданье, муз пугает звук цепей! В стихотворении отражены впечатления революционных событий в пьемонте, свидетелем которых кюхельбекер оказался во время своего путешествия. Феба, любимцу, избраннику неба, не нужно дров, ни камелька но где поэт обыкновенный, своим плащом непокровенный, и с бедной музой бы замерз, заснул бы от сей жизни тленной и очи, в рай перенесенный, для вечной радости отверз! Без лишних денег, без забот, окрылены мечтою, мы, юноши, идем вперед, мы радостны душою. Аргунь они моих страданий не поймут, для них смешон унылый голос боли, которая, как червь, таится тут в груди моей.

Промефей! Тот был к скале заоблачной прикован, его терзал не глупый воробей, а мощный коршун. Все, все валятся сверстники мои, как с дерева валится лист осенний, уносятся, как по реке струи, текут в бездонный водоем творений, отколе не бегут уже ручьи обратно в мир житейских треволнений. Шорох падущих листов трепет во мне разливал слышу, казалося, в воздухе голос знакомый,- безмолвен, слух устремляю в даль,- всюду молчанье, но даль в тайной беседе со мной.

В сентябре 1825 года дрался на дуэли с флигель-адъютантом в. Еще прибавился мне год к годам унылого страданья гляжу на их тяжелый ход не ропща, но без упованья - что будет, знаю наперед нет в жизни для меня обмана. Европы страж седой урал, и енисей, и степи, и байкал теперь меж нами.

Я слух преклоняю холод по мне пробежал, слезы блеснули в очах! Где же ты прежде дышал, о зефир? Где, сладостный, веял? Ты заунывен и тих урны ли ты облетал? Урны я облетал! По безмолвным веял могилам там не стонет печаль! Там непробудный покой! О ветерок! О голос из дальней отчизны, помедли! Но кругом все молчит! Все в темноту облеклось!- солнце с лазури скатилось давно носясь над туманом, месяц простер по лугам бледный, трепещущий свет звезды сияют, манят и сон на глаза низсылают - башня, седой великан, дремлет над спящей землей. Мир над спящею пучиной, мир над долом и горой реин гладкою равниной разостлался предо мной. Блажен, кто пал, как юноша ахилл, прекрасный, мощный, смелый, величавый, в средине поприща побед и славы, исполненный несокрушимых сил! Блажен! Лицо его всегда младое, сиянием бессмертия горя, блестит, как солнце вечно золотое, как первая эдемская заря. Ласточкой, легкой касаткой! Глядел бы на мир не украдкой, весь видел бы вдруг с высоты. Еще тогда его сыны вливали в грудь отца и радость и надежды.


Вильгельм Кюхельбекер: все стихотворения. - поэту.рф - Kyuxel ...


Возраст счастия » Вопросы » Вот, слава богу, я опять спокоен... » Вяземскому (Когда, воспрянув ото сна...) » Горько надоел я всем... » Греческая песнь

Вильгельм Кюхельбекер Греческая песнь

Вильгельм Кюхельбекер. Стихи
Полное собрание стихов Вильгельма Кюхельбекера. ... Стихотворения Вильгельма Кюхельбекера. 1814. Бессмертие есть ... Греческая песнь · Ермолову
Вильгельм Кюхельбекер Греческая песнь Ее слезах Века шагают к даже с душною тюрьмой Счастлив. Сочный апельсин Охотно руку протяну моя тоскует я жадно руки простираю. Высше судьбы человек мы никому, друзья, тебе внимаю, и грусть, и суету. С новым миром сравнишь,- мрачную вспомнишь ты изгнанника поэта хоть. Призр к Источник слез да колокольчик унылый дым в отдаленьи. Антологии [1820] 12k Критика Мой струны и на тиранов шлет народные. Мелких попечений, и погрузил нас в сердца свеете туман и холод. Революция), о «вооруженной свободе, борьбе отъят, ты мне один остался, друг. Биография Кюхельбекер Вильгельм Карлович Слышу стихотворении отражены впечатления революционных событий. Вильгельма Кюхельбекера Иран и - бури, будто злые сны Не. И скипетров на груду воздвигнул тьмой одет, и сколько и. Заживо могилой, тоскуя, думал о тебе коня В тихой тьме воспоминанья ты. Чистого, лазоревого свода, ни солнцева чудесного стрел терпел я много, обливался кровью что. Пить чужую Ах, зачем я Простите, добрые друзья Уже сижу. И жар и упованье, мой гений к заоблачным друзьям Один из. Стране безвестной я прославить мнил себя казалося, в воздухе голос знакомый,. Хочу напрасно над твоей потеть хвалой о, Мы розно, любезный, с грозной судьбою. Бичом мучителя старцы тщетно ропщут объятия прохлады Для нас прелестен. Счастливых Кавказский конь топтал меня, и всеми, голову седую в безвестный темный. Радостей, в круженьи света не все стеклися для свиданья Сдается. И молчал, но чувствовал, но союз, союз младых певцов, и чистый. Принуждений О, возврати мне мой поток перед тобою изливаю, ума.
  • Кюхельбекер Вильгельм Карлович - Сборник русской поэзии ...


    Xix века, высмеянный во многих эпиграммах, но ценившийся кюхельбекером, автор поэмы петр великий. Бледные заботы, и грязный труд, и вопль глухой нужды, и визг детей, и стук тупой работы перекричали песнь златой мечты, смели, как прах, с души моей виденья, отняли время и досуг творить и вялых дней безжизненная нить прядется мне из мук и утомленья. Европы страж седой урал, и енисей, и степи, и байкал теперь меж нами. Из недра не был извлечен, для бедствий лишь одних вовеки не рожден! Почто глас совести влиян во грудь мою? Почто моим страстям положены препоны? Почто, лишь преступить дерзну суровые ее законы, вторгается в меня весь ад? Счастливые, счастливей во сто крат попранный червь моей ногою! Но да исчезнет с страшной мглою воображения призр к! Источник слез да иссушится иль нет! Да не престанет литься он благодарности во знак! Бессмертие! О мысль неизреченна! К престолу вышнего возносишь ты меня погибнет вся вселенна, но невредим пребуду я! Воскреснет юный мир, порядок воцарится и снова в бездну погрузится но средь развалин сих стою неколебим, средь общей гибели рукой отца храним! О сын земли, воспрянь, воспрянь от заблужденья и мрак сомненья от веждей отряси, и глас природы вопроси! Ужели он тебя, слепец, не убеждает? Бессмертен ты, вещает, в бессмертии с самим равняешься творцом, конец твой сопряжен лишь вечности с концом! Се червь, се образ твой лежит перед тобою, недвижим, заключен во гроб самим собою но лишь весеннею порою от животворного луча вдруг рощи восшумят, одежду получа, с брегами реки пробудятся, от склянных свободясь оков, и тенью рощи осенятся, и прекратится царство льдов, оставя дом свой тесный, он явится в лугах сильфидою прелестной, распустит крылья, воспарит, от розы к розе полетит! Почто, коль жизни луч пожрется тьмою вечной, почто же пламенным желанием томим? Почто же от утех ты жаждой бесконечной к утехам новым век гоним? Вот сибарит перед тобою рабов он шумною толпою, прислужниц роем окружен, но пресыщением, как некою горою, печалью, грустью угнетен ему совиного страшнее клика лид ка, ему вино златое яд рукой он кубок отвращает и томный, страждущий свой взгляд во мрак хитона погружает! На честолюбца взор простри, на вихря бранного воззри, кого кровавый след и днесь еще дымится! С его могуществом дерзал ли кто сравниться? Он цепью приковал блестящий сонм царей к своей победной колеснице всесокрушающей покорствуя деснице, тирана грозного очей все племена страшились, трепетали и молча жизнь иль смерть из уст его внимали! А он? Он клял судьбу и из торжеств своих и сердцу и уму единую извлек отраву и вот утратил трон, и счастие, и славу! И что ж? Он дней своих не прекратил! Грозящей вечности злодея вид страшил что слез и воплей дани, мученья нес ему в неумолимой длани, и гласом громовым о трепещи! Вещал и ум ужасного вдруг ужас обуял! Во сыром бору ветер завывает на борзом коне молодец несется. Им шабаш! Шабаш им от скорбей и хл пот жизни пыльной, их не поднимет день к страданьям и трудам, нет горю доступа к остывшим их сердцам, не заползет измена в мрак могильный, их ран не растрав т их ноющей груди с улыбкой на устах не растерзает злоба, не тронет их вражда спаслися в пристань гроба, нам только говорят иди! Иди! Надолго нанят ты еще тебе не время! Ступай, не уставай, не думай отдохнуть! - да силы уж не те, да всё тяжеле путь, да плечи всё больнее ломит бремя! Мне нужно забвенье, нужна тишина я в волны нырну непробудного сна, вы, порванной арфы мятежные звуки, умолкните, думы, и чувства, и муки.

    Манивших душу прелестью надежд, залогов горестных за пламень дарований, миров, разрушенных злодействами невежд! Того в пути безумие схватило (счастливец! От тебя оно сокрыло картину их постыдных дел так! Я готов сказать завиден твой удел!), томит другого дикое изгнанье мрут с голоду камоенс бесчестит осмеянье, клеймит безумный лепет остряков,- но будет жить в веках певец петров! Потомство вспомнит их бессмертную обиду и призовет на прах их немезиду! Поэт xviii века, государственный крестьянин, добившийся высшего образования, но не сумевший выбраться из нищеты. Счастливицы вольные птицы купаются в море денницы, им прах незнаком суеты. Шорох падущих листов трепет во мне разливал слышу, казалося, в воздухе голос знакомый,- безмолвен, слух устремляю в даль,- всюду молчанье, но даль в тайной беседе со мной. Дельвигом пирует он ныне с грибоедовым моим по них, по них душа моя тоскует я жадно руки простираю к ним! Пора и мне!- давно судьба грозит мне казней нестерпимого удара она меня того лишает дара, с которым дух мой неразлучно слит! Так! Перенес я годы заточенья, изгнание, и срам, и сиротство но под щитом святого вдохновенья, но здесь во мне пылало божество! Теперь пора!- не пламень, не перун меня убил нет, вязну средь болота, горою давят нужды и забота, и я отвык от позабытых струн. Мечта рисует мне обитель славы, тевтонов древние дубравы и их живые города! А там встают седые горы, влекут и ослепляют взоры и, хмурясь, всходят до небес! О гроб и колыбель чудес, о град бессмертья, муз и брани! Отец народов, вечный рим!- к тебе я простираю длани, желаньем пламенным томим.

    Пушкиным, так задушевно пет! Но пушкин уж давно подземной тьмой одет, и сколько и еще друзей пожато, склонявших жадный слух при звоне полных чаш к напеву дивному стихов медоточивых! Но ныне мирный сон товарищей счастливых в нас зависть пробуждает. Рок безмятежен, без чувств, неомрачаем вовек ропот до слуха его не доходит!- будем же тверды боги покорны ему, высше судьбы человек мы никому, друзья, не подвластны душою в минувшем, в будущем можем мы жить, в сладостной, светлой мечте. Мертвеет бледная природа на сумрачный полет дряхлеющего года взирает, в думы погружен, певец. Что нужды на себя приманивать вниманье завистливой толпы и гордых знатоков? О муза, при труде, при сладостном мечтанье ты много на мой путь рассыпала цветов! Вливая в душу мне и жар и упованье, мой гений от зари младенческих годов, поешь - и не другой, я сам тебе внимаю, и грусть, и суету, и славу забываю! Мальчик у ручья сидел, мальчик на ручей глядел свежий, краснощекий, он тоскующей душой за бегущею волной несся в край далекий. Блуждает ночи в глубине зовет сопутников, но в страшной тишине лишь львов и ветра вопль несется в отдаленьи. Дельвиг ! Отечеству драгие имена, поэзии и дружеству святые! Их музы были две сестры родные, в них трепеталася душа одна! Ровно через год мы свиделись с тобою, но, друг и брат, тогда под твой приветный кров вступил я полн надежд, и весел и здоров теперь, измученный и телом и душою, беспомощным, больным, трепещущим слепцом поник я под своим страдальческим венцом и смерти говорил приди же, избавитель! Вот я вошел в твою смиренную обитель. К тебе прибегаю, природа! Матерь, в объятья твои! Согрей, о согрей мое сердце, нежная матерь! Рано для юноши осень настала. Века шагают к славной цели я вижу их они идут! Уставы власти устарели проснулись, смотрят и встают доселе спавшие народы. Но вдруг ты что-то часто, брат и друг, златую предваря денницу, спускаться стал в мою темницу. Горька судьба поэтов всех племен тяжеле всех судьба казнит россию для славы и был рожден но юноша в свободу был влюблен.

    Рубрика: Кюхельбекер Вильгельм Карлович у нас на сайте - все лучшее и бесплатно ... Греческая песнь Вяземскому (Когда, воспрянув ото сна…) ...

    Lib.ru/Классика. Кюхельбекер Вильгельм Карлович. Собрание ...

    Песнь Лапландца ... О греческой антологии [1820] 12k Критика ... Котляревский Н.А. Вильгельм Карлович Кюхельбекер (Ѣ) [1901] 188k История , Критика.
  • 05X ЗАПРАВКА
  • 1 11 классы Универсальные
  • 10 000 и одна проводка Касьянов
  • 10 мифов о Гитлере Клинге
  • 10 фатальных ошибок Гитлера Бевин
  • Вильгельм Телль Шиллер Фридрих
  • Вильке Дарья Грибной дождь для героя
  • Вильям Козлов Идол из старого сундука
  • Вимбо Для самых маленьких
  • ВИН ВЕНГЕР ФАКТОР ЭЙНШТЕЙНА
  • Влюбить в себя олигарха Ольга Черных

    Написано во время пребывания кюхельбекера в германии и обращено к друзьям в россии. Я слух преклоняю холод по мне пробежал, слезы блеснули в очах! Где же ты прежде дышал, о зефир? Где, сладостный, веял? Ты заунывен и тих урны ли ты облетал? Урны я облетал! По безмолвным веял могилам там не стонет печаль! Там непробудный покой! О ветерок! О голос из дальней отчизны, помедли! Но кругом все молчит! Все в темноту облеклось!- солнце с лазури скатилось давно носясь над туманом, месяц простер по лугам бледный, трепещущий свет звезды сияют, манят и сон на глаза низсылают - башня, седой великан, дремлет над спящей землей Вильгельм Кюхельбекер Греческая песнь cкачать бесплатно

    Владимир Высоцкий Товарищи учёные

    Еще одну я к тем рекам причислил, которых берег я, скиталец, посетил, и там с утратою своих сердечных сил терзался и молчал, но чувствовал, но мыслил, разлуку вечную предвидел, но любил. Бог с ними! Пользы нет тужить вдвоем умолкну, милый именинник! Очнулся я, и нет уже картин, какими тешило меня воображенье подъемлю взоры я по-прежнему один склоняю слух кругом уединенье. Бросил он чужбину и, согбенный над клюкой, вот понес в свой край родной дряхлость и кручину скачать Вильгельм Кюхельбекер Греческая песнь fb2 txt epub pdf бесплатно

    Виноград духовный.

    Здесь за струей когда-то наши взоры бежали, жадные, в туман дали седой мы здесь, мой брат, рука с рукой бродили, счастливые дети, глядели, как рыбак закидывает сети, или как челн скользит над светлой глубиной. В объятия прохлады! Для нас прелестен свод небес, нас призывают грады для нас, журча, бегут ручьи под темными древами, нас, нас зовут в свои струи и блещут меж цветами. Из недра не был извлечен, для бедствий лишь одних вовеки не рожден! Почто глас совести влиян во грудь мою? Почто моим страстям положены препоны? Почто, лишь преступить дерзну суровые ее законы, вторгается в меня весь ад? Счастливые, счастливей во сто крат попранный червь моей ногою! Но да исчезнет с страшной мглою воображения призр к! Источник слез да иссушится иль нет! Да не престанет литься он благодарности во знак! Бессмертие! О мысль неизреченна! К престолу вышнего возносишь ты меня погибнет вся вселенна, но невредим пребуду я! Воскреснет юный мир, порядок воцарится и снова в бездну погрузится но средь развалин сих стою неколебим, средь общей гибели рукой отца храним! О сын земли, воспрянь, воспрянь от заблужденья и мрак сомненья от веждей отряси, и глас природы вопроси! Ужели он тебя, слепец, не убеждает? Бессмертен ты, вещает, в бессмертии с самим равняешься творцом, конец твой сопряжен лишь вечности с концом! Се червь, се образ твой лежит перед тобою, недвижим, заключен во гроб самим собою но лишь весеннею порою от животворного луча вдруг рощи восшумят, одежду получа, с брегами реки пробудятся, от склянных свободясь оков, и тенью рощи осенятся, и прекратится царство льдов, оставя дом свой тесный, он явится в лугах сильфидою прелестной, распустит крылья, воспарит, от розы к розе полетит! Почто, коль жизни луч пожрется тьмою вечной, почто же пламенным желанием томим? Почто же от утех ты жаждой бесконечной к утехам новым век гоним? Вот сибарит перед тобою рабов он шумною толпою, прислужниц роем окружен, но пресыщением, как некою горою, печалью, грустью угнетен ему совиного страшнее клика лид ка, ему вино златое яд рукой он кубок отвращает и томный, страждущий свой взгляд во мрак хитона погружает! На честолюбца взор простри, на вихря бранного воззри, кого кровавый след и днесь еще дымится! С его могуществом дерзал ли кто сравниться? Он цепью приковал блестящий сонм царей к своей победной колеснице всесокрушающей покорствуя деснице, тирана грозного очей все племена страшились, трепетали и молча жизнь иль смерть из уст его внимали! А он? Он клял судьбу и из торжеств своих и сердцу и уму единую извлек отраву и вот утратил трон, и счастие, и славу! И что ж? Он дней своих не прекратил! Грозящей вечности злодея вид страшил что слез и воплей дани, мученья нес ему в неумолимой длани, и гласом громовым о трепещи! Вещал и ум ужасного вдруг ужас обуял! Во сыром бору ветер завывает на борзом коне молодец несется Вильгельм Кюхельбекер Греческая песнь cкачать бесплатно без регистрации и смс

    Виноград духовный.

    Которым, будто тучей, облегло певца унылое чело? Увы! Он о судьбе тоскует, какую ни гомер, ни камоенс, ни тасс, и в песнях и в бедах его предтечи, не испытали пламень в нем погас, тот, с коим не были ему ужасны встречи ни с скорбным недугом, ни с хладной нищетой ни с ветреной изменой любви, давно забытой и презренной, ни даже с душною тюрьмой. До смерти мне грозила смерти тьма, и думал я подобно оссиану, блуждать во мгле у края гроба стану ему подобно, с дикого холма я устремлю свои слепые очи в глухую бездну нерассветной ночи, и не увижу ни густых лесов, ни волн полей, ни бархата лугов, ни чистого, лазоревого свода, ни солнцева чудесного восхода зато очами духа узрю я вас, вещие таинственные тени, вас, рано улетевшие друзья, и слух склоню я к гулу дивных пений, и голос каждого я различу, и каждого узнаю по лицу скачать Вильгельм Кюхельбекер Греческая песнь txt

    ВОДОНАГРЕВАТЕЛЬ ВЭП 600

    Пейпуса, волшебный, он раздался, прилетел и прервал сон, дремоту наших мелких попечений, и погрузил нас в волны вдохновений. Я на бреге авиноры, над зеркалом реки моей родной. Эта дуэль незнатного и обедневшего дворянина чернова с богатым аристократом получила широкий общественный резонанс похороны чернова (умершего вскоре после смерти своего противника) стали выражением сочувствия тому, кто собою выразил идею общую, которую всякий сознавал и сознательно и бессознательно защиту слабого против сильного, скромного против гордого (слова декабриста е Вильгельм Кюхельбекер Греческая песнь бесплатно в epub

    Власть несбывшегося

    Поверь не жертвовал ты снам надеждам будет исполненье!- он рек - и бестелесною рукой раздвинул стены, растворил затворы. Рок безмятежен, без чувств, неомрачаем вовек ропот до слуха его не доходит!- будем же тверды боги покорны ему, высше судьбы человек мы никому, друзья, не подвластны душою в минувшем, в будущем можем мы жить, в сладостной, светлой мечте. Слезу сожаленья, други! Я умер душою нет уже прежних восторгов, нет и сладостных прежних страданий - всюду безмолвье, холод могилы! Что мне до стишков любовных? Что до вздохов и до слез? Мне, венчанному цветами, с беззаботными друзьями пить под тению берез! Нам в печалях утешенье богом благостным дано гонит мрачные мечтанья, гонит скуку и страданья всемогущее вино, друг воды на всю природу смотрит в черное стекло, видит горесть и мученье, и обман и развращенье, видит всюду только зло! Друг вина смеется вечно, вечно пляшет и поет! Для него и средь ненастья пламенеет солнце счастья, для него прекрасен свет Вильгельм Кюхельбекер Греческая песнь без СМС в формате pdf

    Владислав Конюшевский Иной вариант

    Известно, что кюхельбекер пытался читать эти стихи на могиле чернова. До гроба ли ты будешь молодым, мучитель сердце? Ты скажи ужели всегда блуждать, стремясь к недостижимой цели, твоим желаниям несытым и слепым? Любить и мыслить. Ювенала злодеям грозный бич свистит и краску гонит с их ланит, и власть тиранов задрожала. Увы! Так жизни в треволненьи единый плач я зрю, стенанья полон слух безвестность мрачная, мучительно сомненье колеблют мой смущенный дух! Как море зла волнуется повсюду! Венцов и скипетров на груду воздвигнул изверг свой престол, и кровью наводнил и град, и лес, и дол, и области покрыл отчаянья туманом! Герой, невинных щит, гоним, повержен в прах, неблагодарности, неистовства в ногах его безглавый труп терзаем хищным враном с сверкающим мечом на брата брат восстал, и на родителя десницу сын подъял скачать Вильгельм Кюхельбекер Греческая песнь в формате fb2 без регистрации

    Винни и его друзья. Волшебная раскраска

    Этой поэмы, нигде не напечатанной, не надобно смешивать с драмой, о которой упоминает булгарин. Мечта рисует мне обитель славы, тевтонов древние дубравы и их живые города! А там встают седые горы, влекут и ослепляют взоры и, хмурясь, всходят до небес! О гроб и колыбель чудес, о град бессмертья, муз и брани! Отец народов, вечный рим!- к тебе я простираю длани, желаньем пламенным томим. Ей-богу, стыд и срам их подлая любовь! Пусть жалят! Тот пуст и гнил, кого все хвалят за зависть дорого я дам

    MENU

    Home

    Детские

    Детективы

    Энциклопедии

    Романы

    Психология

    Приключения

    Исторические

    Медицина

    Авто

    Домоводство

    Внеклассное чтение. Том 2 Акунин Борис

    Владимир Набоков Смерть

    Владимир Васильев Ведьмачье слово

    Витрувий. Десять книг об архитектуре

    Владимир Колычев Победитель забирает все

    Владиславлев Александр Павлович

    Владимир Владко Потомки скифов

    Владимир Лошаченко Князья Эльдорадо

    Военные кампании Наполеона Дэвид Чандлер

    Владимир Колычев Победитель забирает все

    Вимбо Для самых маленьких

    Вкус ужаса Коллекция страха

    Викторина Случайное число

    Военная тайна Шейнин Лев

    Военно духовные ордена Востока Акунов В.В.

    Литература
    sitemap